Отец хочет жениться

Николай Михайлович прожил со своей Наталией чуть ли не полвека, ее уход из жизни был для него неожиданным ударом судьбы, оправиться от которого он никак не мог.

Единственным спасением для Николая Михайловича был его мольберт, на белый холст ежедневно изливал художник свою тоску по покойной супруге, свою жалобу на несправедливость столь скоротечной жизни. Лучше было умереть самому вперед Наташеньки, чем пережить ее! Одно утешало: умерла жена на его руках, окруженная его заботой. Так что, может быть, и хуже было бы наоборот, если бы он ушел в мир иной, а ее оставил горевать одну. Да нет, смерть — она и есть смерть, и что лучше, а что хуже — не нам судить, а Богу.
Мысли горестные совсем довели пожилого художника до депрессии. И это было видно по его картинам — светлые и нежные этюды, которые рисовал он прежде, больше не появлялись на его холстах. На них теперь лили безутешные и бесконечные свинцовые дожди. Такие же, как шли у него на душе. Один он остался, один-одинешенек!

Была у него, правда, дочь Евгения, да давно уже жила одна. Лет десять назад она развелась с мужем-пьяницей и больше замуж выйти так и не смогла. После смерти матери она решила продать квартиру отца и переселить его в Подмосковье, поближе к природе, чтобы смена обстановки его развеяла, да и к тому же жить-то надо было на что-то, а она была “бюджетницей”, зарплату получала смехотворную. Да и с пенсии отца особо не разгуляешься.

Школьная подруга Евгении Татьяна, когда-то рано потерявшая родителей и теперь жившая в подмосковном поселке, как раз сообщила ей, что рядом с ее домом продается небольшой, но достаточно прочный деревянный дом с печным отоплением. Вокруг экологически чистая природа, лес буквально в двух шагах, раздолье для художника… Евгения быстренько продала квартиру отца и перевезла еще не слишком старого родителя на природу. На новоселье отец и дочь пригласили соседку Татьяну. Татьяна жила одна. Ей вообще в личной жизни не везло. Собралась было замуж за Ивана, да накануне свадьбы он погиб в автокатастрофе. Ваня так и не узнал, что Татьяна ждала ребенка. Два года спустя ее “осчастливил” добрый человек — Степан взял ее с чужим ребенком. Знала бы тогда Татьяна, сколько бед принесет ей этот брак! Сколько жили — он все попрекал ее чужим дитем, а потом запил по-крепкому. Как-то не удержался и поднял руку на Татьяну. Собрала она вещи, наспех одела сынишку и отправилась куда глаза глядят. Ночевала на вокзале, потом устроилась на завод и получила комнатку в общежитии. На заводе подружилась с наставницей, пожилой и доброй бабой Варей, как звали работницы Варвару Ильиничну, что трудилась на предприятии еще с военной поры. Когда баба Варя заболела и слегла, Татьяна не отходила от ее постели, по дому помогала, лекарства и еду приносила. Стала ей баба Варя второй матерью. Ведь родная умерла, когда Тане не было и десяти. Перед смертью баба Варя написала завещание, по которому оставила Тане свой домик в подмосковном городке.

На новоселье пожилой художник первый раз после кончины супруги был оживлен, а когда выпито было достаточно, то совсем повеселел. Но не вино было тому причиной. Видать, понравилась отцу Жени соседка. Женя тогда не придала этому никакого значения, а веселость отца приписала смене обстановки и очень этому обрадовалась. Лето прошло незаметно — Николай Михайлович рисовал все дни напролет подмосковные березки, и — странное дело! — картины его снова стали светлыми и нежными, какими и были до смерти жены. Вечерами на чай к нему заходила соседка с сыном. Иногда они втроем ходили в лес, Таня с сыном собирали ягоды и грибы, а Николай Михайлович тут же, рядом, ставил свой мольберт и рисовал. Как-то так получилось само собой, что эти осколки двух семей, эти разбившиеся о мечту о счастье кораблики прибились друг к другу. И в один пригожий сентябрьский денек Николай Михайлович задумался о том, что, может, стоит жениться вновь. Татьяне он тоже нравился, и хотя был на пятнадцать лет старше, но, находясь рядом с нею, даже стал казаться моложе.

В тот день ничто не предвещало трагедии. Когда Николай Михайлович обедал с Татьяной и ее сыном, неожиданно явился бывший муж Татьяны Степан — как всегда пьяный. Увидев почти семейную картину, он разразился нецензурной бранью. Николай Михайлович выставил его за дверь. А следом, откуда-то узнав про скандал, явилась и Евгения. И сразу закатила сцену — кричала, что отец предал память матери, что у него старческий маразм и место его в сумасшедшем доме! Заявила, что продаст дом, официально оформленный на нее. Уезжая, приказала, чтоб собирал вещи, — утром она перевезет отца к себе.

Ночью Николаю Михайловичу стало трудно дышать. Телефона не было, пока Татьяна бегала вызывать “скорую”, художник умер от острой сердечной недостаточности.

На похоронах подруги плакали, пили горькую, обнялись и помирились. Да вот отца-то не вернуть! С той поры прошло пять лет, а дочь все не может найти себе успокоения, твердит подруге, что одна виновата, что лишилась отца и подругу лишила счастья.

Жизнь всегда гораздо сложнее, чем любая записанная история, — всего в ней не расскажешь! И кто прав, и как судить человека? Да пожалуй, судить-то и не надо! Но задуматься стоит. О праве отца на счастье. Ведь он — один из двух ближайших вам людей, ваших родителей, тех, кто жизнь посвятил, чтобы поставить вас на ноги, поддержать в бурном море житейских невзгод. И осталось жить ему заметно меньше, чем вам. Так дайте ему право выбрать, с кем и как провести этот остаток. Ведь и вы не исчезнете из его жизни! Главное, чтобы ваш дом был для него всегда открыт. А еще лучше, если вам удастся наладить хорошие отношения с его новой избранницей…

Статьи по теме: